Глава 7. Пир падшего зверя

Рокбэл пал в руки Армии Красного Круга. После волны насилия остались лишь раздробленные тела, поднимающийся дым, повреждённые дома, сломанные лавки. Головы стражников, которые оставались преданными до конца, были нанизаны на ветках деревьев, а отца Сары, графа Барера разделили на восемь частей и повесили их, чтобы все видели. Те, кто выжил, не избежал плачевного состояния, которое охватило город. Женщины и дети подверглись пыткам, а военнопленные использовались для испытания нового оружия. Похотливый смех заглушал крики и вопли.

— О, а этот дал отпор. Становится скучно, когда они этого не делают.

Уже некоторое время Геб не наслаждался запахом крови и безумия, ему это доставляло настоящее удовольствие от сражения. Этот запах сопровождал каждое поле боя, где жизнь и смерть стремительно меняли своих владельцев. Запах, который был известен только выжившим победителям. Один вдох вызывал отвращение, но Геб сознательно разыскивал места смерти.

— Хех, лучше бы вам не насытиться этим, когда я закончу. Лучшее ещё впереди.

На поле боя раскрывались инстинкты и жадность, и сталкивались судьбы. Это был рай для победителей, и ад для побеждённых. Здесь классовые различия не имели значения – дворяне, плебеи и правители, все были равны. Единственное, что было важным – это вопрос жизни и смерти.

— Приветствую соратники, развлекаетесь?

— Д-да!

— Тогда всё хорошо. Для подобных вещей энтузиазм очень важен. Развлекайтесь сколько хотите. Ведь не обязательно сдерживаться, чтобы остаться в состоянии позабавиться с кем-то ещё. Их ещё много на замену, но не все они будут такими красивыми.

Сказал Геб юноше, который наклонил молодую женщину у дороги. Сам он хорошо смешался с толпой, но у ему дали важное поручение. Ему приходилось сдерживать себя до тех пор, пока оно не будет выполнено, в конце концов, он был рыцарем Бахара. Не насытившись запахом крови и дыма, он пошёл по улице.

Ах, как приятно. Объятая желанием наивная молодёжь погружается в порок. Мне нравится, как устроены люди. Этика и праведность не защитят чьей-либо жизни. Живи, как пожелаешь, и умри, когда твоя удача закончится.

Не думая о будущем, он сосредоточился на настоящем так, чтобы можно было насладиться каждым моментом. Он не прислушивался к другим. Отложив в сторону восстания и прочие подобные вещи, он обнаружил самым весёлым просто жить данным моментом. Граф Барер, которого разорвали на части, был таким же. Его жизнь, которую он прожил в роскоши, выжимая налоги со своих обедневших соплеменников, окончилась. Несмотря на мучительный взгляд в глазах, скорее всего, он не жалел ни о чём, поскольку вся его жизнь была полна богатства.

Для сравнения, в его голове всплыли мысли о неинтересной жизни вместе с лицом своего командира. Он только постоянно жаловался на своих подчинённых, и жил, чтобы покорно выполнять приказы и подниматься к вершине, его звали Ристэйх.

Мы… Ристэйх усиленно трудится, чтобы захватить Мадорэс, но кто знает, как всё обернётся? В любом случае, путь, предвещающий бурю, самый интересный.

Продолжая идти и размышляя о подобных вещах, он услышал весёлый голос, раздавшийся из ближайшего дома. Он звучал так, будто принадлежал молодому мужчине. Заглянув внутрь, Геб узнал лицо этого человека, некогда оно принадлежало порядочному юноше.

— Эй, эй, всё таки вы способны на это, Фрэс и Крафт. Как оно, разве оно не стоило того, чтобы пойти со мной?

— Я понятия не имел, что так весело брать вещи, которые не принадлежат мне! Хех, ха ха ха!

Фрэса, держащего вино в руке, ублажала девушка, которая была в ступоре. Её отец, защищавший её, коротко говоря, уже был трупом. Его отрубленная голова лежала в стороне.

— Вот оно как, вот оно как! Грабить чужое имущество – лучшее ощущение. Оно становится ещё лучше, когда ты забираешь лучшие драгоценности своего врага, а? Это аромат, которым может насладиться только победитель!

— Сначала Крафт был так напуган, посмотри, что он делает сейчас. Ха ха, она полностью синяя!

— Все молодые такие. Вы вырастете и станете похожими на меня, и вам не придётся ныть, как дети, надеясь, что вам купят лакомства. Это только если вы проживёте достаточно долго, чтобы испробовать всё это.

— …

Крафт был в трансе и не отвечал на слова. Его руки, сильные от обработки полей, выкручивали шею женщины до предела. Она была матерью девушки, которая развлекала Фрэса. Её глаза были широко открыты, но виднелись только белки, а её язык скорбно повис изо рта. Она уже была более, чем вероятно, мертва. Крафт был поглощён своими плотскими желаниями, молодой мужчина, который переживал из-за чужих взглядов, исчез. У него было лицо оголодавшего волка, и Фрэс, который насмехался над ним, был таким же. Они уже отказались от мыслей о своих соотечественниках из Коинбры. Люди перед ними были не из ненавистной знати, а простыми жителями города. Сейчас в городе было только два типа людей – победители и побеждённые, те, кто грабит и те, кого грабят, остались только они.

— Эй, Крафт, разве она уже не мертва? Как долго ты ещё будешь играть с ней, прежде чем начнёшь поиски компании другой женщины?

— …

— Это не хорошо. Ты совсем не слушаешь.

— Другие могут стать проблемой, поэтому не убивайте слишком много! Помните, как получать удовольствие, не убивая.

— Я понял!

— Тогда у нас никаких проблем, делайте, что хотите!

— Конечно, я поступлю, как пожелаю! В конце концов, мы победители. Ха ха! Мы победители!

Фрэс ещё был в приподнятом настроении, когда Геб побрызгал немного вина на Крафта, который до сих пор не отвечал.

— Вот это дух, Фрэс. После этого мы возьмем дорогу Милан и одним махом окажемся у столицы Мадорэс, если всё пойдёт по плану.

— С-серьёзно!?

— Да, конечно. В конце концов, авторитетные дворяне собираются там. Они используют деньги от наших трудов, чтобы проживать свои жизни беззаботно. Поэтому мы, как Армия Красного Круга, должны справедливо собрать то, что они задолжали людям.

— …Дворяне…

— Они все будут хорошо одеты, правильно? Их младшие дочери наслаждались этим всю свою жизнь, надевая драгоценные камни на все части тела. Они никогда не занимались тяжёлым трудом, поэтому их руки красивые и мягкие, а их тела хорошо сложены и нежны. Не говоря уже о том, как должны быть наполнены их дома драгоценностями. Мы будем грабить, и грабить, и грабить, пока не устанем!

Когда Геб повысил свой голос, Фрэс кивнул улыбнувшись. Крафт, несмотря на свою манию, яростно затряс головой вверх и вниз.

Мне нравится смотреть, когда они полностью погрузились, как сейчас.

— А, я знаю, что меняю тему, но это насчёт ваших приятелей из отделённого отряда…

— А, это про тех, кто ушёл с Мирутом и Ноэль?

— Верно. Я не знаю, в какую сторону они пошли. Вы знаете что-нибудь?

— Я не знаю. Они могли просто вернуться в деревню. Ха, они могли так развлечься, если бы просто немного подождали, они действительно идиоты.

Фрэс был раздосадован, но он представил фигуры Мирута и остальных. Лицо Ноэль было последним, что всплыло в его голове. Сравнивая её с девушкой, которая была рядом с ним, он сильно обнял её, и таким образом похитил то, чего не мог достичь. Для него всё было просто – для победителя согласие было не нужно. Это было в порядке вещей, и он сделает это снова в следующий раз.

— Эй, эй, это не очень оживлённое лицо. Молодые, несомненно, хороши, а?

— Тебе нужно что-то от летящего крыла?

— Нет, это не имеет большого значения. Я пойду, позже мы выпьем за нашу победу!

— Да!

— Увидимся.

Геб поднял руку и закрыл за собой дверь, изгибая шею, будто ожидая неудобство. Похоже, то, о чём он должен отчитаться перед Ристэйхом, будет проблемным, и обстоятельства выглядели так, будто всё будет серьёзно раздражающим.

А, что за беспокойство. Бестолковый Нэд, что случилось с его «величайшим подвигом»? От перенапряжения и смерти не будет толку.

Геб прибыл в самый большой дом во владениях графа Барера. Вход был укреплен и охранялся несколькими солдатами, которые действовали сообща, чтобы открыть ворота по прибытии Геба.

В Армии Красного Круга, Ристэйх, лидер одной тысячи из Бахара, уединился в кабинете. Он уже некоторое время с очень мрачным выражением лица смотрел на указание от наместника Бахара, Амира Вардека.

– Теперь мы должны удерживать эту позицию, чтобы выиграть время? Мы не должны начать наступление на Мадорэс? Нет необходимости терять время в нерешительности! Аааа, это ничем не отличается от предложения Фарида, что за раздражающий мальчишка!!

– Капитан, прошу прощение за вторжение, когда вы были заняты.

– Ты опоздал! Когда ты думаешь, я позвал тебя!? Мерзавец, общество этих грязных плебеев повлияло на тебя!?

– Капитан, нам не стоит говорить так. На данный момент это наши союзники.

– Что неправильного в том, чтобы называть мусор мусором!?

– Хорошо, пожалуйста, оставайтесь сдержанным. Среди них есть разные люди. А, у меня есть, что доложить о поиске Нэда, и доклад о жене и ребёнке Грора.

– Начни с жены и ребёнка Грора! Они были схвачены, как и было запланировано, верно!?

– Ээ, ну, нам удалось определить их местоположение. Из-за оплошностей отряд преследования упустил их, и они окончательно скрылись. Нам придётся отказаться от плана использовать их в качестве рычага давления.

– Дерьмо! Всё же нам нельзя использовать новобранцев из Коинбры! Как они могли сбежать, когда мы были так близко к ним!?

– Ну, разведчики следовали за обычными солдатами. Чего еще следовало ожидать от бывших крестьян? Это правда, что в Коинбре полно убогих солдат.

Жену и ребёнка отправили туда в рамках подготовки к восстанию. Захват обоих должен был пройти без изъянов. Ристэйх был бы признателен, если бы удалось их схватить, но он не очень расстроился из-за неудачи.

– Так ты знаешь, куда пропал Нэд? Он с нами ещё не связался.

– Мы сходили в крепость, о которой говорил этот идиот Нэд, но всё что мы обнаружили это изуродованные трупы.

– Чьи трупы?

– Внутри крепости были только Нэд и люди из Бахара. Все они были перебиты. Это сделал чрезвычайно способный солдат.

– Хмм… всё-таки женщина и ребёнок прятались там. Это семья Грора, поэтому нельзя было полностью исключить элитную стражу.

– Несмотря на то, что Нэд был достаточно опытным, в этот раз его соперник был на другом уровне. Это Коинбра, поэтому высока вероятность недооценить их.

У двоих погибших отсутствовали головы, а у Нэда отделили верхнюю и нижнюю половинки друг от друга. Не было никаких сомнений, что они были убиты мастером, скорее всего, одним из стражей Коинбры.

– Если это правда, мне тоже не стоит недооценивать их. Нам противостоит сильный соперник.

Нэд был немного легкомысленным, но это не уменьшает внушительности победы над ним, поэтому новая стратегия предполагала отбор большего количества бывших солдат Коинбры. Они, вероятно, были не самыми дисциплинированными войсками, но использование преимущества каждой возможности было специализацией армии Бахара. Грубые слова Геба были вызваны его новой ответственностью руководить новыми пополнениями. Сам Ристэйх сомневался, но должен был следовать плану Амира.

– Возле выхода из потайного туннеля обнаружены следы боя. Трое убитых были из Бахара, остальные трупы принадлежат солдатам из Коинбры. Похоже, целью были наши люди. Скорее всего, один из тех, кто был с Нэдом, предал их и сбежал.

– Думаешь, они ещё не заметили присутствие Бахара?

– Нэд был в армии Коинбры. Не удивительно, если его кто-то узнал. Учитывая обстоятельства глупо полагать, что их не обнаружили.

У Гэба было дьявольское чутьё, он высказал своё предположение. Вполне возможно, что Нэд сам случайно проболтался об этом, хоть и не было никаких следов пыток. Выбрать мгновенную смерть, вместо риска выдать военные сведения, не было чем-то необычным.

– Это плохо. Если слухи распространяться, это может привести к краху Армии Красного Круга. В конце концов, это всего лишь сборище животных.

Не было никаких конкретных доказательств. Неизвестно сколько было свидетелей, когда все люди Бахара были убиты во время боя в крепости. Бахар оставался в тени и, вряд ли будет обнаружен официально, но слухам не нужны никакие доказательства. От человека к человеку сплетни будут приукрашены, пока люди Бахара не лишатся своих голов, такой была сила слухов.

– Меня это беспокоит. Когда люди Армии Красного Круга побеждают, они познают вкус крови и порока, верно? После этого, они не будут думать о морали и справедливости. Не относись легкомысленно к животным привлечённым запахом крови.

– В этом есть смысл, я не думал об этом.

– Сейчас важно атаковать, атаковать, атаковать, и поддерживать давление. Быстро переходить к следующему месту, чтобы не пришлось думать о развращённых существах.

Завоевание любой территории, с любым количеством войск будет проявлением великой силы. К сожалению, каждая битва уменьшает боевой дух войск. Особенно это касается Армии Красного Круга, всегда существовала вероятность её распада. Если они придут в себя от состояния

зверя, они снова познают страх смерти, и, скорее всего, станут действовать, пытаясь сохранить свои жизни, такова человеческая природа.

– Ранее прибыло страшное указание из Бахара. Мы должны остаться в Рокбэле и продлить время восстания. Приказано остановить наступление на Мадорэс.

– Это неожиданные указания… Ну, Амиру можно говорить, что захочется. Но всё же, почему сейчас?

– Я уверен, что этот мерзавец Фарид нашептал ему на ухо глупостей. Он много возомнил о себе просто, потому что является другом детства с малоопытным Амиром! Он сделал себя призраком власти!!

Высказался Ристэйх, скрывая свою зависть. Если бы цель его оскорблений была здесь, всё бы закончилось перебранкой. Королём Ристэйха был наместник Бахара, Амир Вардек. Он был самым многообещающим юношей в империи и стремился унаследовать престол. Ристэйх сам принял мудрость его решения, и не только дал клятву верности, но и был по-настоящему его сторонником. Его единственной проблемой был рыжеволосый Фарид, который знал Амира с детства. Выдающийся как в литературном, так и в военном искусстве, привлекательный и лицом, и фигурой, обладающий не только собранностью, но и стойкостью, он был совершенным. Популярный среди солдат, он упорно добивался заслуженных достижений, и поднимался в звании, когда возможность сама предоставлялась.

Амир уже поднялся до лидера одной тысячи, превзойдя Ристэйха. То, что он вырастет до великого генерала, наместника, и в конечном итоге Императора, было популярным мнением. В конце концов, он был результатом «Операции Рассвет» Императора Бефнама. Никто не сомневался в его компетентности. Фарид, скорее всего, станет правой рукой Амира. Ристэйх не мог принять этого. Последние двадцать лет Ристэйх работал не покладая рук. Он претерпел много невзгод и прошёл тренировки в войсках Бахара, которым было трудно угодить. Ристэйх сыграл важную роль в срыве опасного восстания ещё до рождения Амира или Фарида.

Нынешний великий генерал Бахара был близок к отставке, и он считал себя тем, кто займёт эту должность. Его цель была закономерной. Он ничего не знал об «Операции Рассвет», но он знал, что лучше не смотреть свысока на людей, которые пережили подозрительный проект. Людям Бахара гордость не позволит такую ошибку. Он попросил роль лидера восстания в Коинбре в надежде на повышение. Если он сможет блестяще захватить столицу, он получит почтение от самого Амира.

Я заставлю Коинбру пасть! Не думай, что сможешь встать на моём пути, Фарид!!

Это было то, что не выходило из его головы. Успешно скрывая свои кровожадные мысли, Ристэйх ударил кулаком по столу. Это правда, что если война зайдёт в тупик, она послужит предлогом для военного вмешательства Бахара. Они окажут достойное сопротивление, и, в конечном счёте, сдадутся, чтобы ответственность за сложившуюся ситуацию понёс Грор. Это, несомненно, была легко достижимая цель, но если он сделает только это, он не сможет совершить каких-либо достойных подвигов. И наоборот, если Армия Красного Круга разобьёт столицу, способности Грора подвергнутся обсуждению. После этого, когда Бахар вмешается, мятежники с честью сдадут им замок. Тогда Армия Красного Круга будет изображена, как вершители правосудия, а их лидер Ристэйх станет героем. Это может сделать его путь к должности наместника Коинбры больше, чем просто одна из фантазий, его слава разнесётся по всему миру.

Нынешний план поступил от самого влиятельного человека в Империи Холшид. Амир заранее связался с императором со своими планами. Чтобы превентивно вырезать опухоль, он хотел устранить своего старшего брата с позиции власти. Узнав о предложении, Император принял простое решение, и оставил Амира с указанием показать свою доблесть. Это было испытание, чтобы проверить, достоин ли он стать следующим императором. Успех означал инаугурацию Амира как наследного принца.

– Капитан, что мы теперь будем делать? Если мы останемся здесь, то не сможем полностью отремонтировать стены. Это станет не только испытанием на выносливость, но нам ещё придётся достать высококачественные материалы.

– Я это знаю, наш первоначальный план заключался в падении Мадорэса. Наш противник – бестолковый Грор из слабой Коинбры, и на нашей стороне люди, предавшие его. Мы не можем особо повлиять на войну лишь с несколькими компетентными людьми. Если бы я был во главе командования, мы бы непременно победили. Мы всего лишь небольшой отряд, но вряд ли это будет сложно!

Во время объединительных войн провинция Бахар отчаянно сопротивлялась, сражаясь с солдатами из провинции Гемб, которых вёл Бог Солнца. Конница Бахара была сильнее Бога Солнца, который познал в тот день поражение. И хотя фортуна войны не благоволила им, и, в конечном итоге, они были вынуждены сдаться, в скором времени стало широко известно, что их сопротивление было самым успешным на континенте. По этим причинам они по-прежнему глубоко чтили то противостояние, даже в то время, когда Амир стал наместником, они сохраняли свою бдительность.

Одним наступлением Коинбра была быстро разбита со всеми своими богатствами и солдатами, и быстро сдалась. До сих пор существуют предания о том, как люди Коинбры ничтожно молили о пощаде, презрение, пришедшее вместе с их жалкой природой, приобрели им новую славу. Это была страна, которая легкомысленно проводила время, и в результате была

сокрушена жестокими войнами, навлечёнными на них Богом Солнца. «Может у них и есть золото, но у них нет мужчин» – эти слова описывали положение Коинбры. Для Ристэйха из Бахара Коинбра не представляла угрозы. Тем более, когда её возглавлял Грор и ему подобные.

– Иначе говоря, можно продолжать подготовку к наступлению?

– Конечно! Не беспокойся, когда мы возьмём столицу, мы, несомненно, свяжемся с Амиром и преподнесём её ему!

– Затем выбери людей, годных на роль лидера и собери их. Возвращайся с докладом, когда закончишь.

Геб, чьи эмоции были написаны на лице, прилежно отдал честь и вышел.

Если защита является поистине величайшим врагом, мы должны хорошо постараться, чтобы отвести эту угрозу в сторону. Надо подумать, верно, надо обо всём позаботиться. Выступая даже против Грора и слабых войск Коинбры, стоит учитывать, что большая часть наших сил также из Коинбры. До тех пор пока они люди, они не сильно отличаются друг от друга.

Такое мышление тоже было важным. Было неясно, передаст ли Ристэйх, поднявший восстание и воспользовавшийся мародёрством, провинцию на самом деле Амиру. Если он плохо сыграет свою роль, его отсекут, как хвост ящерицы. Может, он этого ещё не понял, а может, лишь делает вид, что не знает.

Грубо почёсывая бороду, Геб решил, что позже разберётся с барскими делами. Сейчас, когда его работа была выполнена, он найдёт женщину, и утопит свою печаль в вине. Не имеет значения, если позже его войска потерпят неудачу.

Ну, как я и думал, капитану придётся взять на себя ответственность в случае неудачи. Всё закончится, если я просто скажу, что это был план Ристэйха. Это хорошая уловка, чтобы прожить дольше.

Он вспомнил лицо Ноэль, которая спросила его о способах достижения счастья. Он не знал, где она была, но чувствовал, что при следующей встрече, они будут врагами. Это была его интуиция солдата. Нэд был близок к своей победе, когда встретил свою трагическую судьбу. Иными словами, этого было недостаточно, чтобы добиться почти идеальной победы.

– Аа, я так и не объяснил ей смысл всего этого. В следующий раз, когда мы встретимся, я должным образом расскажу ей.

Даже победа становится мелочью, когда приходит смерть. Для Геба выжить значит победить. Удастся ли победить и продолжить жить, или просто выжить, не имело значения.

Я думаю, что избежать смерти значит победить. Поэтому чтобы не умереть, нужно сражаться и получать деньги. Это хитрость, чтобы жить счастливо.

Он мысленно сделал заметку, рассказать это Ноэль, прежде чем она погибла. Если его назовут лжецом на пороге собственной смерти, его шансы на выживание уменьшатся.

Фрэс, из той же деревни, скорее всего, прижмёт Ноэль силой. Геб задавался вопросом, как она отреагирует, когда увидит, какими стали Фрэс и Крафт. Его сердце учащённо билось, когда он

представлял, как исказится её равнодушное и прекрасное лицо, когда она столкнётся с этой ситуацией. У него не было ни малейшего понятия, заплачет ли она, придёт в ярость, или впадёт в отчаяние. В любом случает, это будет увлекательно.

– Ах, я действительно с нетерпением жду этого.

Коинбра, Замок Мадорэс.

Западный берег замка превратился в пляж, и на нём построили большой порт. Во всех других направлениях растянулись многочисленные ряды строений замкового города, и множество чудес сохранилось со времён крупнейшего торгового города континента. Он не подвергся влиянием разваливающейся обороны и бессмысленным разрушением войны. Запасы северных шахт иссякли, и торговля с Мундоново была остановлена, но пока были люди и еда, торговля будет продолжена. Возможно даже, восстание привело беженцев в город. Видя приближение кризиса, люди не делали почти ничего необычного. В результате столица стала достаточно процветающей.

– Так это Мадорэс провинции Коинбры. Действительно огромный город.

– Сейчас не время быть неторопливыми. Мы должны скорее доложить наместнику. Ситуация экстренная.

Синтия ткнула палкой Ноэль. Гонец уже доставил основную информацию, но обстоятельства обязывали их лично сообщить подробности ситуации. Когда они объединились с подкреплением, новости о падении Рокбэла уже сообщили. Командующий Великий Генерал Гадис был неожиданно насторожен относительно численности врагов, и он уже планировал уйти на пенсию. Хотя они поспешили в Рокбэл, он уже пал, когда они прибыли, а лорд уже был мёртв. Поэтому, когда они успешно отыскали жену и ребёнка наместника, которые избежали худшего, они решили, что спешить обратно нет необходимости. Группа в тылу служила прикрытием для основных сил. Группа Синтии присоединилась к основным силам, и через несколько дней вернулась в безопасное место.

– Не забудь вернуться. Я ещё должна получить свою награду. Ты обещала.

– О чём ты говоришь? Ты тоже идёшь. Нэда убила ты, и ты также стала свидетелем его признания о Бахаре. Ты должна сама доложить наместнику об эт…

Синтия прервала свою фразу, потому что презентабельность Ноэль была ужасной. Она была в доспехах, так как подкрепление не подготовило запасную женскую одежду. Они не были частью экспедиции, и поэтому их снабжение было минимальным. Как и ожидалось, они подготовили красивый наряд для Леди Сары, но для Ноэль одежды не было, тем не менее, они выделили ей нижнее бельё. Сейчас Ноэль была одета в окровавленную кожаную кирасу, двузубец находился за её спиной, а боевой молот висел на поясе. Они пытались отмыть её по путь, но в итоге не смогли полностью стереть кровь и грязь.

– Эй, можно мне немного прогуляться по городу? Там много на что можно посмотреть, и я чувствую, что можно найти много сокровищ.

– Нет. Сначала придётся сменить твою одежду. Ты думаешь, что ты можешь в таком виде увидеться с наместником?

– На самом деле мне нужно встречаться с ним. Это кажется хлопотным.

– Помолчи! Просто следуй за мной!

– А, э, а нам что делать? – нервно спросил Мирут, остальные жители деревни собрались за ним с похожими выражениями на лицах.

– На данный момент вас отведут в казарму. Будет лучше, если вы поедите там и восстановите силы. Когда вы успокоитесь, обязательно подумайте о том, что вы теперь решите делать.

– Что делать? – Мирут и добровольцы сделали озадаченные лица.

– Останетесь ли вы здесь, или вернётесь в свою деревню. То место по-прежнему находится в области влияния армии мятежников, верно? Вам, скорее всего, придётся сразиться с оставшимися мятежниками, прежде чем вы сможете вернуться.

– Не может быть! От нас даже не будет толку!

– Эта провинция не достаточно богата, чтобы поддерживать людей, которые ничего не делают. На первый взгляд город может показаться оживлённым, но на самом деле всё не так радужно.

Закончив свои суровые слова, Синтия повернулась на каблуках, властно потащив Ноэль с собой.

Прибыв в казарму офицеров, Синтия прошла в свою комнату. Эта резиденция была подготовлена для всех офицеров, ответственных за более чем ста человек. В отличие от обычных казарм, здесь были личные комнаты и более прочную конструкцию. Изначально она жила в особняке, но так как дом Эдрих не имел дохода, чтобы позволить себе прислугу, когда она осталась одна, она продала имение. Было невероятно одиноко жить одной в большом особняке, и поэтому она переехала в казармы во время своих тренировок. Хотя она знала, что из-за этого обретёт репутацию падшего дворянина, она не возражала, так как вся провинция столкнулась с трудными временами. Она наполовину улыбнулась, наполовину поморщилась думая о своём положении.

– Это моя комната, заходи скорее.

– Извини.

– Не то чтобы я не владела ничем, поэтому прояви определённую сдержанность. Быстрее переодевайся, и мы пойдём в замок.

– Я, я поняла, пожалуйста, отпусти.

Ноэль затащили в комнату. Она увидела пушистую, безупречно белую кровать, скромный стол и большой гардеробный шкаф. Рядом с ним висели шлемы и броня. Почему-то почувствовав себя уставшей, Ноэль бросилась к кровати перед собой. К сожалению, её поймали за волосы, предотвращая её от достижения пушистой цели. Её задержали прямо перед кроватью. Из-за того, что её потянули сзади, её голова оказалось под странным углом, и она некоторое время оставалась на месте.

– Это больно.

– Ну, я не хочу, чтобы ты бросилась на кровать в таком виде.

– Её пушистость делает меня уставшей.

– Твоя самая большая ошибка – быть ужасно грязной! Дура!!

– Можно немного поспать?

– Нет!

Насильственно удерживаемая руками Синтии, Ноэль издавала невольные звуки, глядя тоскливыми глазами на кровать. Она взмолилась всем богам, которые могли услышать, что она добьётся успеха во время второй попытки, несмотря на то, что её, скорее всего, никогда за это не простят. Как она и боялась – бога нет.

– А, ты сломаешь мне голову.

Хотя Ноэль продолжала жаловаться, Синтия её не слушала.

– Ты не служишь в армии, но почему бы нам не одеть тебя в военную униформу? Ты принимала участие как добровольный солдат. Эту я получила, когда командовала только десятком. Хоть она и немного длинная…

Сказав это, она передала белую униформу. Это не униформа высокого ранга, и поэтому на плечах не было погон, но на ней были весы Коинбры. У торгового города был своя символика. На одной чаше были золотые монеты, на другой товар. Синтию быстро повысили до лидера сотни, и поэтому её старая униформа была как новенькая. Хотя они носили броню на поле боя, униформа использовалась во всех других случаях, и за последние годы едва ли произошли какие-либо сражения или даже истребление бандитов.

– Эм?

– Я только одалживаю её тебе. Мы идём на встречу к наместнику, нельзя проявлять невежливость.

– Я знаю. Эй, она хорошо выглядят. Разве нет?

Ноэль сбросила свою грязную одежду. Несмотря на то, что у неё должны были быть некоторые проблемы с формой, к которой она не привыкла, Ноэль удалось быстро и ловко переодеться. Она совсем не выглядела так, будто практиковалась с подобными вещами, поэтому было загадкой, как ей это удалось. Она оделась не как неумелый новобранец, а как недавно получивший повышение офицер. С серьёзным выражением лица и доблестной атмосферой, она склонила свою голову после того, как полностью оделась.

– Эй, я хорошо выгляжу?

– Д-да.

Синтия смотрела, как Ноэль приблизилась к столу и взяла что-то в руку. Она без колебаний схватила то, что притянуло её взгляд. Это были очки, которые носил покойный брат Синтии. Она оценила оправу не как человек, принимающий сувенир, а скорее как брошенный ребёнок.

– Возьми это и свяжи мои волосы за головой. Вот так, я хорошо выгляжу?

Надев очки в чёрной оправе, с волосами, связанными за головой, она повернулась. Со всех сторон она выглядела, как военный состав. Она выглядела, как умелый секретарь или штабной офицер. Любого, кто не знал, кто был внутри этой оболочки, было бы легко обмануть. Даже зная, что было внутри, Синтия чувствовала себя немного обманутой.

– …

– Эм, в этот раз…

– Что это? Ты внезапно выпрямилась.

– Офицер Синтия, ваши приказы. Приготовления завершены.

– Ч-что это вдруг…

– В этом нет ничего особенного, это просто мой способ борьбы. Пожалуйста, оставьте всё мне. Тогда, извините за сегодняшнее.

С мудрым выражением лица она поправила свои очки на манер чиновника, развернулась, и быстро вышла. Для Синтии это было самое большое потрясение из всех.

– П-погоди! Не надо заниматься этим самостоятельно! И что с этими очками!?

– Оу, а я думала, что всё было хорошо.

– Внешность хороша, но тебе надо что-то сделать со своей внутренней сущностью! Дура!

Прокричала Синтия, а Ноэль прикрыла свои уши обеими руками. Чрезвычайно неуместная поза, которую она приняла, будучи в униформе надёжного офицера, дала рождение совершенно новому типа тревоги у Синтии.

– Эй, что более важно, ты можешь дать мне эти очки?

– Чего это говоришь так внезапно?

– Потому что я собиралась получить награду. Я думаю, эти очки очень красивые.

Немного поколебавшись, она решила, что не было причин отказывать, скорее у неё была причина радоваться, так как они были недорогими. Если она не выполнит свою часть договора, неизвестно, что сделает Ноэль, но она точно что-то сделает. Может быть, даже с молотом в одной руке и двузубцем в другой. Сверкнув зубами, Ноэль пыталась загнать её в угол. Вниз по спине Синтии пробежала дрожь, и она прокашлялась, чтобы очистить свои мысли.

– Я хотела бы сказать, что против, но обещание есть обещание. Делай, что хочешь.

– Да! Я буду беречь их. С ними я выгляжу умной, да? Это очки, которые делают меня умной, любопытные очки.

– Эй, не говори мне, что ты одела их из-за этого…

– Ага. Мир выглядит удивительно. Теперь это чётко видно.

Синтия собиралась сказать её, что, конечно, очки для этого и сделаны, но у них мало времени.

– Это хорошо. Пока ты возилась, у нас закончилось время, поэтому поторопись и пойдём. Я предупреждаю тебя заранее – не говори ничего грубого наместнику. Я буду только отвечать на вопросы.

– Я поня… нет, так точно, офицер Синтия. Пожалуйста, оставьте всё мне.

Услышав это, она почувствовала зуд по всему телу.

– Пожалуйста, прекрати смеяться надо мной. В следующий раз я снова ущипну тебя за щёку.

– Почему? Я даже использовала надлежащую речь…

– Молчать, я обязательно ущипну!

– Значит, ничего не поделать. Я поняла, Синтия.

Высокомерно похлопав её по плечу, Ноэль сама пошла вперёд. Даже Великий Генерал не смог бы соперничать с ней в уверенности. Посидев ещё мгновение, Синтия ещё раз вздохнула. Не в силах понять Ноэль, она встала и последовала за ней.

Реклама

Глава 7. Пир падшего зверя: 4 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s