Глава 96. Потрясение

— Смирюсь! – Линь Сяо встал вровень с Е У Чэном и, глядя на него, произнес: — Все потому, что только Хуа Шуй Жоу является идеальной девушкой в моих глазах, а еще… ты сильнее меня, из-за тебя я испытываю страх! Пусть даже нашу с Хуа Шуй Жоу помолвку благословил сам император, и даже если генерал Хуа никогда не нарушает своих обещаний и не берет своих слов назад, но даже так я не могу перестать опасаться тебя. И я знаю, что мой страх вовсе небезоснователен, и поэтому я не испытываю унижения. В тот день, даже когда я был полностью уверен в своей победе, ты каждый раз побеждал с абсолютным отрывом. И тогда я понял, что перед тобой я ни в чем не должен быть уверен.

Е У Чэнь ничего не ответил, однако все же немного замедлил свой шаг.

— На самом деле я настоящий трус. Я с самого детства боялся издевательств и не хотел уступать никому. По этой причине я с самого детства прикладывал все свои силы для того, чтобы стать лучшим. Все мои нынешние успехи это вовсе не талант, о котором все постоянно говорят, а результат моих усердных и тяжелейших тренировок. Я действительно горд за все то, что сейчас имею. Потому что всего этого я добился своими собственными силами, а не присвоил с помощью поддержки моей семьи. Все это время я полагал, что во всей Стране Небесного Дракона нет никого одного со мной возраста, кто мог бы сравниться со мной, и я никогда не испытывал страх по отношению к кому-либо. Но твое появление полностью разрушило мою самоуверенность. А когда я понял, что ты испытываешь по отношению к Хуа Шуй Жоу, то не мог нормально заснуть ночами. Все тщательно обдумав, я осознал, что за все время соревнований ты множеством способов пытался привлечь ее внимание. И даже в этом плане я намного уступаю тебе.

Е У Чэнь остановился и, обернувшись лицом к Линь Сяо, заявил:

— В таком случае, тебе лучше самому отказаться от этой помолвки. Таким образом я даже останусь тебе благодарен на какое-то время, да и тебе самому больше не придется мучить себя с таким грузом на сердце.

Стиснув зубы, Линь Сяо решительно произнес:

— Если ты откажешься от Хуа Шуй Жоу… я выполню любую твою просьбу, если это будет в моих силах!

— Господин Линь Сяо действительно самоотверженный человек. Я и не думал, что ты так легко пойдешь на поводу у своих чувств. Вот только жаль, я в точности такой же, как и господин Линь Сяо. Будь это девушка, или же незначительная безделушка, я ни за что не позволю другим завладеть тем, что приглянулось мне. Даже если мне придется использовать силу, я все равно заполучу это. Скажу тебе прямо: господин Хуа уже согласился насчет нашей с Жоу Жоу свадьбы, а тебе же стоит возвращаться домой и подумать, как быть со всеми теми слухами о вашей предстоящей свадьбы, которые так старательно распускал клан Линь. На этом все, до встречи.

Договорив, Е У Чэнь развернулся и стал быстро удаляться и очень скоро исчез за поворотом, оставив застывшего Линь Сяо. Тот обернулся и посмотрел на главные ворота клана Хуа, после чего пробормотал:

— В этом мире уже существую я, Линь Сяо, так зачем же нужен еще один Е У Чэнь!

Линь Сяо был вовсе не трусом, просто Е У Чэнь оказал на него слишком сильное давление. Настолько сильное, что он больше не хотел противостоять ему и был даже готов смиренно опустить голову. С самого детства не было человека, который мог бы сравниться с Линь Сяо в таланте, но тут из ниоткуда появился Е У Чэнь и полностью втоптал гордость Линь Сяо в землю. В том соревновании с Е У Чэном никто не был настолько поражен как сам Линь Сяо. И когда он исполнил ту мелодию «Сон о прошлой жизни», последняя частица гордости Линь Сяо была разбита вдребезги.

Вернувшись в клан Е, Е У Чэнь прямиком направился во двор к Ван Вэнь Шу и с порога, без предисловий перешел к делу:

— Сегодня вечером должны прийти двое гостей, пусть слуги приготовят побольше еды и выпивки… а, нет, не надо выпивки.

— Гости? – удивленно произнесла вышивавшая на подушке узоры Ван Вэнь Шу.

— Верно. Вот только кто именно пока что секрет, — Е У Чэнь улыбнулся в ответ загадочной улыбкой.

— В таком случае я сейчас же пойду и велю начать приготовления, — Ван Вэнь Шу немедленно оставила свои дела и направилась в сторону двери, но, будто вспомнив что-то, повернулась и произнесла: — Верно, Чэнь Эр, комнату в моем дворе недавно прибрали, пусть мать того мальчика Лэн Я поселится там. Твоего отца часто нет дома, таким образом и мне одной скучно не будет. Сегодня утром я уже встречалась с ней. По ее виду можно сказать, что она испытала немало трудностей, однако ее дух сильнее чем у многих людей, она явно родом из какого-нибудь влиятельного дома.

— Угу, — кивнул Е У Чэнь в ответ.

Е Ну и Е Вэй были против предложения Е У Чэна принять Лэн Я, все же он был родом из Страны Ветра. Но, к счастью, их протесты вовсе не были сильны, и в конце они сдались под настойчивыми требованиями Е У Чэна. А Ван Вэнь Шу позволила матери Лэн Я поселиться в ее дворе, естественно, только потому, что об этом ее попросил Е У Чэнь. Ради него она готова была сделать все, что в ее силах.

Лэн Я же в это время медленно шел с матерью по двору. Судя по виду, его матери было намного лучше. Увидев вернувшегося Е У Чэна, Лэн Я слегка склонил голову и произнес:

— Молодой господин.

От благодарности мать Лэн Я уже было хотела пасть на колени, но ее сын быстро остановил ее. Е У Чэнь тоже торопливо подбежал и удержал женщину:

— Тетушка, вам стоит поберечь ваше здоровье, мы с Лэн Я друзья, вы не должны этого делать.

Мать Лэн Я покачала головой и с благодарностью в голосе произнесла:

— Сяо Фэн мне все рассказал. Тогда если бы не вы, то его бы уже давно схватили, вы действительно спаситель нашей семьи! А сейчас еще и исцелили мои глаза… Сейчас у нас совсем ничего нет, и мы не можем даже отблагодарить нашего благодетеля.

Е У Чэнь поспешно замахал руками:

— Тетушка, не нужно так благодарить меня. Я тоже помог Лэн Я по собственным причинам. Да и к тому же мы с ним уже можем считаться друзьями, а для друзей естественно помогать друг другу. Лэн Я, проводи тетушку в ее комнату и позволь ей немного отдохнуть. И еще, зайди ко мне чуть позже, я хочу с тобой кое о чем поговорить.

Проводив обратно продолжавшую благодарить Е У Чэна мать, Лэн Я еще мешкал какое-то время, после чего наконец подошел и встал позади Е У Чэна. Стоявший спиной к Лэн Я Е У Чэнь услышал его шаги и, не оборачиваясь, спросил:

— Насчет того, о чем мы говорили вчера, я хочу услышать твой ответ.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал в Стране Ветра? – задал вопрос Лэн Я.

— Очень просто… Я хочу, чтобы ты создал в Стране Ветра некую организацию. Организацию, о существовании которой не знал бы никто, но в то же время она должна обладать силой, способной как острый клинок вонзиться в императорскую семью Страны Ветра, по силам ли это тебе?

Не смогу, — без всяких сомнений быстро ответил Лэн Я.

— А если бы смог, то согласился бы?

— Нет!

— Отлично, — Е У Чэнь повернулся в сторону и, нахмурившись, произнес: — И правда, ты не сможешь этого сделать. И даже если бы смог, я бы не отправил тебя. Все потому, что ты слишком слаб, у тебя просто недостаточно сил и способностей для этого. И пусть даже я спас вас обоих и даже вылечил глаза твоей матери, но ты не клялся мне в верности. С какой стати я должен был спасать человека, который не обладает ни выдающимися способностями, ни верностью?

Лэн Я смотрел Е У Чэнь прямо в глаза и холодно произнес:

— Я, Лэн Я… живу только ради себя!

Губы Е У Чэна сошлись в ухмылке, а слова были полны сарказма:

— Твоя гордость велика, но чем ты собираешься защищать свою гордость? Почему твоя мать так сильно ослабла? Потому что у тебя нет денег! За столь долгое время она практически не питалась нормально, ради денег ты даже принял участие в том турнире, на который раньше ты бы и бровью не повел. Почему тебя тогда загнали в угол? Все потому что у тебя не было сил противостоять Линь Сяо, и ты по глупости своей показал всем Рассекатель ветра, да и чуть было не вовлек в это свою мать. И даже сейчас, не прими я вас, вы бы были под жестким контролем императора, и он бы ждал хорошей возможности поймать тебя и выведать все твои секреты. Нынешний ты всего лишь посмешище и ничтожество. Какое право такой ты имеет показывать передо мной свою смехотворную гордость?

— За… Заткнись! – взгляд Лэн Я стал холодным, а зубы скрежетали от ярости. И даже атмосфера вокруг будто резко похолодела.

— Неужели я не прав? – усмехнулся Е У Чэнь: — Хочешь атаковать меня? К твоему сожалению я вовсе не боюсь тебя, потому что ты мне не соперник. Если я того пожелаю, я могу с легкостью одолеть тебя, а после прижать головой к земле и потешаться над тобой. Потому что у меня есть сила для этого, а у тебя ее нет! Ты ненавидишь своего отца, но кроме ненависти ты больше ничего не можешь. Не существует такого человека, который бы не знал имя Фэн Чжао Яна, но сколько человек знают тебя? И даже умри ты прямо здесь и сейчас, ты думаешь это будет кого-то волновать?

Тело Лэн Я дрожало от злости, каждое слово Е У Чэна словно острый клинок вонзалось в его сердце. Он всегда был гордый и высокомерным человеком, однако сейчас его просто высмеяли словно полное ничтожество. Вместе с гневом в нем даже начала зарождаться жажда убийства. Если бы Лэн Я изо всех сил не сдерживался и не говорил себе, что стоящий перед ним человек спас его и его мать, то он бы уже давно набросился на Е У Чэна, желая разорвать его на кусочки.

— Ты хочешь стать сильнее? – смотря на Лэн Я, неожиданно спокойно, без издевательств, спросил Е У Чэнь.

— Хочу! – сквозь зубы произнес Лэн Я. Каждое беспощадное слово Е У Чэна говорило о том, что без силы даже не стоит думать о гордости. Без силы невозможно защитить ни себя, ни свою мать.

Е У Чэнь кивнул и устремил свой взор куда-то вдаль, а перед его глазами постепенно представал силуэт пожилого человека:

— В таком случае, тебе не нужно возвращаться в Страну Ветра. Я хочу, чтобы ты отправился на север Страны Небесного Дракона, в одно забытое богом место. Там ты найдешь человека по имени Чу Цан Мин, он поможет тебе стать сильнее.

— Чу Цан Мин… — услышав это имя, в глазах Лэн Я загорелся огонек.

— Приходи ко мне, когда решишься. Конечно же ты можешь и отказаться. Я и клан Е позаботимся о тебе как о домашней собаке!

Холодно произнес Е У Чэнь, после чего отправился в сторону двора Е Шуй Яо за Нин Сюэ. Отойдя немного подальше, он бросил взгляд в окно домика, в котором остался Лэн Я.

Лэн Я, словно каменная глыба, неподвижно стоял на том же самом месте, не произнося ни слова. У этого юноши, который бесцельно блуждал столько времени, неожиданно появилась цель. А испускаемая им жажда убийства незаметно для него самого полностью испарилась.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s