Глава 95. Напыщенность – самое лучшее прикрытие

— Все, что ты сказал… Есть ли у тебя доказательства? – спокойно спросил Хуа Чжэнь Тянь, пристально глядя на Е У Чэна. Для такого легкомысленного человека как Хуа Чжэнь Тянь такое серьезное поведение означало, что он действительно был потрясен этой новостью и испытывал довольно сложные чувства.

— У меня нет доказательств, но я никогда не сомневаюсь в своих суждениях. Тем более, даже без доказательств, я верю, что господин Хуа уже частично поверил моим словам, — ответил Е У Чэнь: — Все потому, что клан Е все еще необходим для устрашения Страны Ветра, так что император просто не может выдать свои намерения, и поэтому он решил, не привлекая внимания, находясь полностью в тени завладеть всем кланом Е. Если бы я не вернулся, то члены клана Е до самой смерти не подозревали о том, что тот, кому они присягнули в верности, захочет он них же избавиться.

Хуа Чжэнь Тянь непрерывно чесал свою голову. Прямо сейчас внутри него бушевал настоящий ураган беспокойства, отчего ему даже захотелось взвыть во все горло. Слова Е У Чэна были настоящим предательством по отношению к императорской семье, но если он решил вот так выложить все без утайки, то это означало, что все это вовсе не пустые домыслы мальчишки, а твердая уверенность. Хуа Чжэнь Тянь не хотел этому верить, но все же подсознательно уже принял большинство его слов.

Неожиданно, будто поняв что-то, Хуа Чжэнь Тянь резко поднял голову и сурово спросил:

— Парень, неужели ты сблизился с моей дочерью только чтобы завладеть кланом Хуа?

— Верно… но это лишь отчасти. Если бы мне не нравилась Шуй Жоу, то пусть бы даже клан Хуа был в десять раз сильнее и влиятельнее чем сейчас, я бы все равно не стал использовать такой способ.

Хуа Чжэнь Тянь не стал впадать в ярость и лишь хмуро ответил:

— Хвалю тебя за честность. Если ты сейчас сказал, что не проявляешь интерес к клану Хуа, я бы даже не посмотрел, что ты мой зять и одним ударом отправил тебя в полет.

Е У Чэнь слабо улыбнулся, после чего вздохнул:

— Господин Хуа, простите меня за мои слова, но вы ведь согласились на помолвку с кланом линь не только потому, что Линь Сяо настолько одарен, а главной причиной являлось то, что на вас шло сильное давление со стороны императора, я прав? В противном случае вы бы ни за что не согласились определять судьбу Шуй Жоу в столь юном возрасте. Да и к тому же, перед тем, как согласиться, вы определенно выпили немало алкоголя.

Хуа Чжэнь Тянь повел бровью и, после недолгого молчания, ответил:

— Ты все верно подметил.

И только сейчас Хуа Чжэнь Тянь осознал, что каждое слово Е У Чэна настолько поразительно точно.

— Раз ты решился поведать все свои рассуждения мне, то это значит, что ты мне полностью доверяешь. Я никому не скажу об этом. Однако это вовсе не значит, что я поверил тебе. Но в любом случае, сказал ты правду или нет, ты совершил поистине фатальную ошибку… Если же кто-то действительно намеревается навредить клану Е, неважно кто это, ты не должен был так просто раскрывать себя! В тот день ты перед столькими людьми раскрыл свою силу и талант, а также объявил, что за тобой стоит сам Бог Меча. Может, тебе и кажется, что таким образом ты обеспечил себе безопасность, но на самом деле ты вырыл себе еще большую могилу, — раздраженно проболтал Хуа Чжэнь Тянь. Прямо сейчас он просто не мог не беспокоиться о безопасности Е У Чэна, ведь его безопасность касается и счастья его дорогой дочери.

Чувства Е У Чэна по отношению к Хуа Шуй Жоу естественно не могли дойти до уровня запредельной любви за столь короткое время. Она ему просто приглянулась. Однако он просто не мог позволить кому-то еще завладеть той, что приглянулась ему. И в то же время, вместе с Хуа Шуй Жоу можно будет получить поддержку Хуа Чжэнь Тяня и всего клана Хуа. Поэтому Е У Чэнь просто обязан заполучить ее сердце, и чем раньше, тем лучше. И даже в самом худшем случае нельзя позволить, чтобы Хуа Шуй Жоу вошла в клан Линь.

И недавние упреки со стороны Хуа Чжэнь Тяня отчетливо показывали настолько верным было то решение.

Е У Чэнь негромко рассмеялся и спокойно продолжил:

— Раз уж такой смышленый человек как господин Хуа уже догадался об этом, то я думаю остальные тоже должны кое-что разъяснить для себя.

Хуа Чжэнь Тянь остолбенел ненадолго, размышляя над словами Е У Чэна, и, как будто о чем-то догадавшись, произнес:

— Твоей сообразительности просто нет равных. С твоим умом ты просто не мог совершить столь глупую ошибку, неужели…

— Я просто не могу претворяться безобидным и быть тише воды и ниже травы, потому что я просто ненавижу, когда на меня смотрят свысока. А если обратить внимание в каком положении сейчас находится клан Е, то я уверен, что в скором будущем меня снова бы ожидала таинственная смерть. На мой взгляд, напыщенность – это самое лучшее прикрытие. Появившись внезапно, я смог надменно опустить гениальнейшего юношу столицы с его пьедестала, а за моей спиной стоит Бог Меча, с которым никто бы не захотел враждовать. И поэтому, все подумают, что я уже выложил все свои козыри, вот только…

Е У Чэнь усмехнулся и не стал продолжать. Созданный им образ был идеальным. Кто бы мог подумать, что этот надменный юноша все еще не показал все свои припрятанные козыри. А созданный им образ нужен только для того, чтобы вынудить некоторых людей начать действовать.

На самом деле, у Е У Чэна еще есть целый набор припрятанных козырей, которые он до сих пор никому не показывал. К примеру, целая куча сделанной им взрывчатки, способной стереть с лица земли весь клан Линь, или же Меч Императора Юга, с помощью которого он может повелевать всей Сектой Императора Юга. Или же…

О столь мощных козырях не знает никто кроме него.

Конечно же Хуа Чжэнь Тянь не мог не распознать смысл за его словами, отчего и удивленно спросил:

— Неужели ты скрываешь еще что-то невероятное?

Заметив на лице Е У Чэна колебание, Хуа Чжэнь Тянь быстро замахал рукой:

— Забудь, это твое дело и тебе незачем рассказывать мне обо всем, да и я не особо горю желанием быть втянутым во все это. Пусть я о многом и не догадываюсь, но и у меня есть собственные принципы. Клан Хуа существует ради императорской семьи Страны Небесного Дракона, если бы не было императорской семьи, то и не было бы нынешнего клана Хуа. А что насчет тебя, мальчишка, то твоя жизнь определенно не будет спокойной и равномерной. А если когда-нибудь случится что-то непоправимое, то даже несмотря на то, что ты мой зять, я не стану тебе помогать. Однако… — помолчав немного, Хуа Чжэнь Тянь продолжил более тихим голосом: — Если клан Е действительно окажется в затруднительном и опасном положении, незаметно отправь кого-нибудь сообщить мне об этом… все-таки моя дочь теперь будет у вас.

Хуа Чжэнь Тянь как мог поубавил свой громогласный голос, а его последние слова так и вовсе было трудно расслышать. С его абсолютной верностью Стране Небесного Дракона для Хуа Чжэнь Тяня нужна была просто невероятная решимость чтобы произнести такого рода слова. Е У Чэнь встал со стула и, поклонившись, произнес:

— Спасибо вам большое… уважаемый тесть.

Хуа Чжэнь Тянь замер, после чего громко расхохотался:

— Ахахахаха, к чему все эти любезности, раз уж ты назвал меня тестем. Все эти недавние слова я говорил не всерьез, поэтому не стоит принимать все близко к сердцу… А если все же воспримешь всерьез, то пообещай кое-что старику, хорошо?

Е У Чэнь торопливо ответил:

— Уважаемый тесть, можете просить меня о чем угодно.

— Не то, чтобы это была какая-нибудь трудная просьба…

После этих слов Хуа Чжэнь Тянь стал говорить немного уклончиво и часто запинаться:

— Просто… у меня осталась только одна дочь, и если ты и ее заберешь, то у меня больше никого не останется. Поэтому… может вы женитесь пораньше и понаделаете мне парочку внуков. Нет большего счастья для одинокого старика чем внуки.

— …

***

Незаметно проникнувший на территорию клана Хуа Е У Чэнь сейчас же, совершенно не скрываясь, выходил через парадную дверь. Двое стражников у главных ворот то и дело раскрывали и закрывали рты, никак не решаясь спросить, как он вообще смог проникнуть сюда. Не успел Е У Чэнь перейти порог, как на глаза ему попался идущий в эту сторону с величественным видом Линь Сяо. Увидев, как Е У Чэнь довольный выходит из резиденции клана Хуа, Линь Сяо нахмурил брови, но все же культурно отошел в сторону, после чего произнес:

— Господин У Чэнь, какая встреча.

— О? – Е У Чэнь бросил на Линь Сяо пару взглядов и озадаченно спросил:

— Вы выглядите очень знакомо, не подскажете как вас зовут?

Стоящие у ворот стражники уж было подумали, что ослышались. Еще пару дней назад этот молодой господин клана Е полностью разгромил молодого господина Линь Сяо, а сегодня уже не помнит его лица? Или же он попросту не принимал того как противника?

— Меня зовут Линь Сяо, — Линь Сяо не стал раздражаться и довольно спокойно ответил.

— О… так это господин Линь Сяо. Пожалуйста, прости мне мою плохую память. Позволь спросить, по какому делу ты сегодня пожаловал сюда? – беззаботно произнес Е У Чэнь.

— Я сегодня пришел проведать уважаемого тестя, а что господин У Чэнь…

— Вот как. К сожалению, господин Линь Сяо пришел сегодня напрасно, — Е У Чэнь пожал плечами и прошел мимо Линь Сяо, ни разу не обернувшись.

И в этот момент из двора раздался оглушительный крик, неслабо перепугавший стоящих у ворот стражников:

— Сегодня я хочу кое-что обсудить со своей дочерью, гнать прочь всех, кто придет без исключения!

Двое стражей переглянулись, и один из них, набравшись смелости, прокричал:

— Но глава, к вам пожаловал молодой господин Линь Сяо.

— Мне без разницы большой это линь или же маленький линь, ты оглох, что ли? Я же сказал никого не впускать, гнать всех без разбора куда подальше! (Тут игра слов, Сяо в имени Линь Сяо созвучен со словом «маленький»)

Линь Сяо же просто покачал головой:

— Не стоит, раз уж у вашего главы есть дела, то я не стану отвлекать его. Прошу прощения.

Пусть они уже давно знакомы с этим молодым господином клана Линь, но все же торопливо поклонились в ответ:

— Удачного вам дня, молодой господин Линь.

Глядя на спокойно и неторопливо удаляющегося Е У Чэна, Линь Сяо, стиснув зубы, быстрым шагом подбежал к нему:

— Не мог бы ты немного задержаться, господин У Чэнь, я бы хотел с тобой кое о чем поговорить.

— О? Можешь говорить, ни о чем не беспокоясь, — ответил Е У Чэнь, однако скорости он сбавлять он вовсе не собирался и даже не обернулся в сторону Линь Сяо.

Линь Сяо мог только стерпеть и продолжить:

— Господин У Чэнь, что мне нужно сделать, чтобы ты отпустил госпожу Шуй Жоу? Ты настолько талантлив, что влюбившимся в тебя девушкам нет числа, и даже юные леди из клана Чжугэ и клана Шангуан, которые при встрече со мной и бровью не повели, так сильно восхищаются тобой, что даже самолично пожаловали с предложением о браке. Так почему же ты все никак не желаешь отпустить госпожу Шуй Жоу? Неужели ты не понимаешь, что таким образом ты лишь усугубляешь отношения между нашими кланами?

— Наши кланы никогда не были в хороших отношениях. Так что одним делом больше, одним меньше – разницы нет никакой, — с безразличием произнес Е У Чэнь.

— Нашу с Хуа Шуй Жоу помолвку благословил сам император…

— В таком случае иди и жалуйся об этом императору.

Линь Сяо сделал глубокий вздох, после чего произнес более низким голосом:

— Если ты откажешься от Хуа Шуй Жоу, я готов пообещать тебе что угодно. Можешь считать это… моей самой большой просьбой…

Е У Чэнь слегка нахмурил брови и спросил:

— Ты когда-нибудь преклонял перед кем-нибудь голову?

— Никогда.

— Но сейчас ты склонил голову передо мной, и ты доволен этим?

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s