Глава 94. Честное признание

— Доченька моя, наконец-то я узнал твои настоящие чувства.

— А? – удивленно выдавила из себя Хуа Шуй Жоу.

Хуа Чжэнь Тянь хихикнул:

— Глупая, ты же моя дочурка. Как отец может не понимать свою дочь? Вернувшись домой с того самого дня, ты будто витала в облаках и даже во время обеда ты подала мысль о чем-то постороннем, а вчера и вовсе закрылась у себя на весь день. Да и сейчас, ты думала я не замечу, как вы строили друг другу глазки?

Хуа Шуй Жоу все также прикрывала лицо руками и что-то пробормотала. Прямо сейчас ее одолевали как смущение, так и радость.

— К тому же, хмпф… — Хуа Чжэнь Тянь уставился на Е У Чэна: — этот мальчишка только что определенно сотворил какое-нибудь непотребство с моей дочуркой! Доченька моя, он ведь недавно пробрался в твою комнату, верно? По одному виду стражников у ворот можно было понять, что он не входил через главные ворота, иначе мне бы сразу же доложили об этом!

— Да и если бы он не сотворил что-нибудь с тобой, смогла бы ты самостоятельно признаться в своих чувствах, отбросив ту чертову помолвку? Это я растил тебя все это время, разве я могу не понимать твоего характера?

Е У Чэнь все продолжал улыбаться, а Хуа Шуй Жоу, вспомнив все то, что недавно произошло, стала еще краснее и хотела было сказать что-то в оправдание, но никак не могла выдавить из себя хотя бы слово.

Хуа Чжэнь Тянь снова злобно вытаращился на Е У Чэна:

— Пока меня не было ты посмел прокрасться в мой дом и приставать к моей дочери, если бы ты мне не нравился… то даже будь это тот мальчишка из клана Линь, я бы переломал ему все ноги!

Однако, он быстро остыл и покачал головой, а на лице показалась слабая улыбка:

— Но все же, это и к лучшему. Я все это время гадал, как бы заставить дочурку изменить решение. Похоже, что теперь мне не нужно беспокоиться об этом. А что насчет той помолвки, хмпф! Ради дочери я даже готов один разок нарушить свое обещание!

Пусть он и познакомился с Е У Чэном всего лишь пару дней назад, и о полном понимании не могло быть и речи, однако в глубине души был очень им доволен и даже немного сожалел, что познакомился с этим парнем слишком поздно. Ведь людей, которые по-настоящему пригляделись Хуа Чжэнь Тяну, можно было пересчитать по пальцам. А истинная причина, по которой он с такой легкостью смог принять Е У Чэна, без всяких сомнений заключалась в его дочери. Как Хуа Чжэнь Тянь и говорил, если дочке не понравится, то пусть это будут сами божества, он ни за что не согласится выдать свою дочь.

Когда Хуа Чжэнь Тянь произнес «готов нарушить свое обещание», Е У Чэнь смог заметить настоящую решимость и ни капли сомнения в его глазах. Ради дочери, этот всегда держащий свои слова человек готов был попереть свою честь и стать подлецом, которых больше всего презирал. Однако Е У Чэнь же, наоборот, после этого стал еще больше уважать Хуа Чжэнь Тяня. По сравнению с теми, кто печется только о своем имени и престиже, не заботясь о счастье своей дочери, Хуа Чжэнь Тянь был действительно благородным человеком.

— Отец… — слова Хуа Чжэнь Тяня тронули до глубины душе его дочь. Хуа Шуй Жоу тихо позвала своего отца. Помимо этого трогательного слова, она не знала как еще ей выразить то тепло, что было у нее на сердце.

Хуа Чжэнь Тянь лишь громко рассмеялся:

— Доченька моя, ты с самого детства предпочитала сидеть дома и практически никуда не выходила, да и знакомых у тебя было очень мало. Я действительно раз, что ты, наконец, смогла найти мужчину своего сердца. Не могу не отметить, у моей дочурки действительно отличный вкус, как отцу мне нравится твой выбор! Ммм, доченька моя, сейчас твой будущий муженек самолично пришел просить твоей руки, может сходишь и приготовишь парочку своих коронных блюд чтобы он увидел насколько ты хороша, да и мне, старику, будет чем гордиться.

— А… угу.

Хуа Шуй Жоу уже давно была смущена настолько, что хотелось убежать куда подальше. Она ухватилась за слова Хуа Чжэнь Тяня и, еще раз тайком взглянув на Е У Чэна, медленно начала удаляться.

Когда силуэт Хуа Шуй Жоу исчез в дверном проеме, Е У Чэнь, рассмеявшись, спросил:

— Господин Хуа хочет мне что-то сказать?

Е У Чэнь конечно же понял, что Хуа Чжэнь Тянь намеренно выпроводил Хуа Шуй Жоу.

— Все верно, — еще недавно довольный Хуа Чжэнь Тянь резко посуровел, отчего у Е У Чэна пробежал холодок по спине. Он сделал еще пару шагов по направлению к Е У Чэну и, глядя ему прямо в глаза, сказал: — Пацан, сегодня я забуду о том, что ты приставал к моей дочери, да и ваши отношения я тоже признаю, однако если в будущем ты посмеешь обидеть мою дочь…

— В таком случае я самолично сломаю себе обе руки и приду молить вас о прощении, — с абсолютно серьезным выражением заявил Е У Чэнь.

Услышав ответ, Хуа Чжэнь Тянь довольно рассмеялся:

— Отлично! Если честно, ты не кажешься мне тем, кто смог бы обидеть свою женщину, однако… — лицо Хуа Чжэнь Тяня снова стало серьезным, после чего он перешел к главной теме: — То, что я хотел сказать так это не переборщил ли ты в тот раз?

— А? – Е У Чэнь скорчил недоуменное выражение лица.

Хуа Чжэнь Тянь покачал головой:

— Клан Е и клан Линь никогда не были в хороших отношениях, это общеизвестная правда. А насчет причины разногласии не знает никто, говорят, что это просто соперничество между двумя влиятельнейшими кланами. Однако, пусть между двумя кланами и существуют некоторые разногласия, но в то же время нет никакой серьезной вражды, максимум до чего доходило, так это словесные перепалки, да небольшие проблемы. А вот ты… Пусть это и выглядело, как будто клан Линь специально искал себе проблемы на голову, однако в действительности же это ты провернул все так, чтобы они все попались в твою ловушку, и ты раз за разом мог так опозорить их перед столькими власть имущими этой страны. Насколько я знаю, клан Линь еще никогда не испытывал столь сильного унижения.

На губах Е У Чэна виднелась все та же легкая улыбка, но при виде его глаз можно было отчетливо понять насколько он серьезен. Хуа Чжэнь Тянь понаблюдал за реакцией Е У Чэна, после чего продолжил:

— Своими действиями ты действительно заставил всех обратить внимание на клан Е, но в то же время ты навлек на себя гнев всего клана Линь. И даже эта помолвка с кланом Линь… эх, если говорить на чистоту, тоже разрушена по твоей милости. Пусть тот пацан из клана Линь и не нравится мне как ты, да и во всех аспектах уступает тебе, но все же, до недавнего момента, он был лучшим во всей Стране Небесного Дракона, да и можно сказать настоящим благородным юношей. Ты действительно немного перешел границу в тот день. Война может лишить жизни, но не гордости, тем более, когда дело касается такого влиятельнейшего рода как клан Линь, который в первую очередь печется о своей репутации. Сейчас клан Линь и так предельно зол на тебя, а после расторжения помолвки так и вовсе начнут желать тебе смерти. Я не удивлюсь, если они даже наймут убийц чтобы тихо покончить с тобой. Я считаю твои действия ради получения мимолетной славы достаточно глупыми.

— Господин Хуа, вы все верно подметили, — кивнул в ответ Е У Чэнь.

— Пошел к черту! – Хуа Чжэнь Тянь выпучил глаза и встал в стойку, будто собираясь хорошенько избить Е У Чэна: — Может я и неотесанный, но вовсе не идиот! Да по одному твоему виду понятно, что тебе совершенно наплевать на мои слова!

Е У Чэнь торопливо замахал руками:

— Я прислушиваюсь к каждому вашему слову, я вовсе не хотел обидеть вас, — после недолгого молчания, он со вздохом продолжил: — Господин Хуа, я знаю, что пусть ваш характер и грубоват, и что вы не любите заострять внимание на всяких мелочах, но в то же время вы никогда не упускаете из виду действительно важные вещи и даже намного лучше других понимаете их, иначе вы бы не смогли в одиночку управлять целым кланом и поднять его до таких высот. Однако, неужели вы действительно не знаете причину, по которой клан Линь враждует с кланом Е?

Услышав ответ, Хуа Чжэнь Тянь встал в ступор, но ничего не сказал.

— Все потому, что кто-то желает подавить мой клан Е, и отсюда появился клан Линь. И это подавление началось уже давным-давно. Если бы тот больной и слабый Е У Чэнь не стал нынешним мной, то им бы уже все удалось, — спокойно произнес Е У Чэнь.

Хуа Чжэнь Тянь слегка нахмурил брови, и по его виду можно было предположить, что он не так уж и сильно удивлен:

— Я поклялся в верности императору, и эта клятва не изменится до конца моей жизни. Тебе не стоило говорить мне об этом. До сегодняшнего дня, даже зная, что ты прав, я бы просто вышвырнул тебя из моего дома. Однако сейчас… Мать твою, ты скоро станешь моим зятем, эх, черт! – Хуа Чжэнь Тянь от раздражения уже хватался за голову.

— Похоже, что вы давно уже все поняли, — рассмеявшись, произнес Е У Чэнь.

Хуа Чжэнь Тянь не стал ничего отрицать и лишь покачал головой:

— Твои отец и дедушка слишком преданны. И даже если они что-то и заподозрили, они изо всех сил будут отрицать стараться и забыть об этом. Многие люди со стороны уже давно поняли в чем дело. На самом деле, императора тоже можно понять. Пусть ты и слишком умен для мальчишки, однако ты даже не догадываешься насколько огромной военной силой владеет клан Е, и насколько высок авторитет клана Е среди солдат. Настоящий правитель никогда не позволит существовать силе, которая может представлять угрозу его месту на троне, даже если он прекрасно понимает, что этот страх беспочвенен. Именно поэтому и появился клан Линь, который должен подавить эту угрозу. Без клана Линь клан Е будет продолжать разрастаться и, возможно, наступит день, когда он действительно возжелает еще большей власти. Таким образом, пусть это и несправедливо по отношению к твоему клану, но и у императора просто не оставалось другого выбора. Хотя, судя по нынешнему положению дел в клане Линь, я думаю, кроме Линь Куана больше никто не знает истинное положение дел.

Спокойно дослушав слова Хуа Чжэнь Тяня, Е У Чэнь покачал головой и с горечью ответил:

— Если это действительно правда, то я не стану намеренно идти против клана Линь. Однако… мне действительно жаль клан Е, который столько старался ради этой страны, а в итоге человек, которому они служили верой и правдой, решил просто избавиться от них!

Хуа Чжэнь Тянь резко соскочил на ноги и стал пристально смотреть на Е У Чэна, тот же в ответ спокойно смотрел Хуа Чжэнь Тяну в глаза. Спустя какое-то время, Хуа Чжэнь Тянь снова уселся на стул и тяжело вздохнул:

— Я уверен, что ты понимаешь о чем говоришь. Расскажи мне что ты еще разузнал. Можешь не беспокоиться, может я и поклялся в верности императору, но не стану никому рассказывать о нашем сегодняшнем разговоре, я всего лишь хочу уберечь мою дочь.

Е У Чэнь кивнул в ответ. Он решил рассказать ему все на чистоту лишь потому, что знал характер Хуа Чжэнь Тяня.

— В клане Е всегда рождались талантливые и здоровые потомки, однако же я родился со слишком слабым здоровьем, как вы думаете, с чего бы это? Все потому, что кто-то подсыпал яда моей матери, чтобы ребенок в ее утробе умер еще до рождения, но я все же родился, однако из-за яда мое тело было очень слабым. А у мои родители… больше не могли иметь детей.

— …

— Затем, как будто по велению судьбы в клане Е появился приемный сын. И десять лет спустя, когда этот приемный сын прижился в клане Е и обрел достаточное доверие, родной и больной сын неожиданно исчезает. И возникает вопрос, кто же смог подсыпать яду моей матери и без лишнего шума похитить меня из клана Е? И если я умру, то кто в конечном итоге получит весь клан Е? – Е У Чэнь рассказывал без всяких эмоций, будто бы его это вовсе не касалось.

Е У Чэнь действительно был посторонним, просто по велению судьбы он сейчас воспользовался этой личностью. Не желая оставаться должным клану Е, он первым делом хотел сделать то, что сделал бы настоящий сын клана Е.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s