Глава 91. Посягательство

Е У Чэнь повел бровью и медленно начал вставать с кровати, а в следующий миг уже оказался рядом с Хуа Шуй Жоу. Хуа Шуй Жоу смогла увидеть лишь проскочившую белую тень, после чего почувствовала, как кто-то крепко обхватил ее за талию.

— Ты все еще хочешь кого-нибудь позвать?

Снова усевшись на кровать, Е У Чэнь посадил Хуа Шуй Жоу себе на колени, крепко обнимая ее талию.

Впервые оказавшись в объятиях мужчины, Хуа Шуй Жоу застыла на целых пару секунд и лишь затем начала вырываться. Еще до того, как она пришла в себя, Е У Чэнь уже впился поцелуем в ее нежные губы, наслаждаясь их сладостью. Не считая Нин Сюэ, это был первый раз, когда его губы соприкасались с губами девушки. От этого нового чувства все мысли словно полностью испарились, а его действия становились все более распущенными.

В один миг все мысли покинули Хуа Шуй Жоу. И сейчас, словно утратившая душу кукла, она совершенно не могла сопротивляться покушению Е У Чэна. И когда Е У Чэнь нехотя убрал свои губы от губ Хуа Шуй Жоу, она все продолжала пристально смотреть на него, а из ее глаз стекали капельки слез.

Ее плечи поникли, а голова опустилась на грудь Е У Чэна. Можно было услышать, как она тихо всхлипывала, и увидеть, как тряслись ее плечи. Здесь и сейчас она совершила непоправимую ошибку, и ей ничего не оставалось, кроме как с помощью слез выплеснуть чувство обиды и вины.

У нее вот так вот, без какого-либо предупреждения или же согласия отняли драгоценный для каждой девушки первый поцелуй. И помимо обиды и вины в ее сердце были пустота и растерянность. Прямо сейчас она уже не обращала внимания на то, что все еще сидит у мужчины на коленях, и именно он был тем, кто похитил ее первый поцелуй, тем самым навсегда лишив ее чистоты и непорочности.

Грудь Е У Чэна уже полностью промокла от ее слез. Он ничего не говорил и лишь молча продолжал обнимать ее, позволяя ей выплеснуть наружу все ее чувства и таким образом привыкнуть к потере «первого раза».

Вот только это был довольно долгий процесс. Нежное тело девушки соприкасалось и терлось об него, отчего у тела юноши возникала ответная реакция. Когда Хуа Шуй Жоу полностью успокоилась и уже перестала плакать, Е У Чэнь поднял ее красивый подбородок и ласково произнес:

— Ну как, успокоилась? Тогда предлагаю закрепить результат.

Придвинувшись вперед, он снова впился в эти нежные, словно лепестки цветка, девичьи губы, а рука незаметно потянулась и ухватилась за мягкую и наливную грудь. Иметь в шестнадцать лет такие формы было поводом для гордости.

Снова подвергшаяся домогательству Хуа Шуй Жоу начала сопротивляться изо всех сил, но после долгого рыдания все силы покинули ее тело, и девушка никак не могла вырваться из крепких объятий. Е У Чэнь вовсе не обращал внимания на сопротивление и продолжал наслаждаться сладким вкусом ее губ, в то время как его руки нежно сжимали грудь, наслаждаясь ее нежностью и учащенным сердцебиением. Мягкие нежные ручки бессильно колотили по его груди до тех пор, пока полностью не обессилили и не повисли на груди Е У Чэна.

Хуа Шуй Жоу, наконец, перестала сопротивляться и словно овечка на убойне позволяла Е У Чэну творить все что ему вздумается в ее рту, и даже на извращенные действия с ее грудью девушка больше не обращала внимания. И лишь слезы обиды продолжали течь из глаз. И только когда Хуа Шуй Жоу начала испытывать нехватку воздуха, она легонько отодвинулась от лица Е У Чэна. Закрыв глаза и опустив голову ему на грудь, она молча слушала, как бьется сердце Е У Чэна.

— Хватит плакать, иначе тебя прозовут плаксой, — произнес Е У Чэнь, коснувшись рукой ее лица. Эта испытавшая столь сильную обиду девушка уже выплакала все свои слезы.

— Почему ты вечно обижаешь меня? – тихо всхлипывая, прошептала Хуа Шуй Жоу.

— Потому, что тебе судьбой предназначено быть обиженной мной. К тому же, этим человеком могу быть только я, — ответил Е У Чэнь, поглаживая ее по голове.

— Но ведь я уже помолвлена…

— В таком случае готова ли ты разорвать эту помолвку ради меня? – опустив голову, нежно спросил Е У Чэнь.

Хуа Шуй Жоу погладила его по груди и тихо произнесла:

— Все эти дни, стоило мне только закрыть глаза, как я начинала думать о тебе… Я ведь попала под твои коварные чары, верно? И после того, что ты сделал со мной, как я еще могу быть с кем-то, кроме тебя…

Ее робость и невинность были теми качествами, которые привлекли внимание Е У Чэна. И, использовав эти качества, он вынудил ее принять решение.

Е У Чэнь довольно рассмеялся:

— Вот так-то лучше. Я ведь тебе уже говорил, если ты согласна, то навеки будешь только моей. Твой отец не будет против, ну а клан Линь… уж тем более. Можешь больше ни о чем не думать и не волноваться, положись на меня. Теперь ты должна думать только обо мне, хорошо?

— Угу… — нежно, словно маленький котенок, произнесла Хуа Шуй Жоу.

— Сейчас… Не мог бы ты убрать свою руку? – с раскрасневшимся лицом попросила Хуа Шуй Жоу. Все это время его рука продолжала мять и сжимать ее левую грудь, отчего ее тело было словно в огне, а из глубин живота поднималось странное чувство.

— Конечно.

Е У Чэнь убрал свою руку. Не успела Хуа Шуй Жоу вздохнуть с облегчением, как его рука незаметно для девушки проскочила внутрь через воротник и уже без всяких преград мяла эту мягкую пышную грудь, поигрывая с горошинами у самого верха.

Хуа Шуй Жоу тихо ахнула, а ее обессилившее тело совершенно размякло. Она с трудом извивалась своим телом. Неизвестное ранее чувство охватило ее тело и приводило в замешательство, но все же она вовсе не собиралась сопротивляться. С того самого момента, как Е У Чэнь покорил ее, Хуа Шуй Жоу решила более не сопротивляться, а наоборот изо всех сил поддерживать и любить Е У Чэна.

— Грудь моей маленькой Жоу Жоу такая очаровательная, что мне даже не хочется отпускать ее… Ты позволишь мне каждый день играться с ней? Спросил Е У Чэнь, пощипывая двумя пальцами сосочки.

Все тело Хуа Шуй Жоу слабо дрожало. От стыда она никак не могла поднять головы и лишь неразборчивым голосом протянула:

— Теперь я принадлежу тебе, ты можешь делать со мной что пожелаешь.

Второй рукой Е У Чэнь начал медленно задирать вверх ее платье, и его взору предстали белые и гладкие ножки. Е У Чэнь положил руку на ее голень, а затем стал задирать платье еще больше, обнажая и поглаживая упругие бедра.

Хуа Шуй Жоу вся напряглась от волнения и невольно крепко сжала ноги. Успокаивая свое бьющееся сердце, она замерла в ожидании, когда Е У Чэнь доберется до ее самого сокровенного места. Вот только его рука так и продолжала наслаждаться ощущением бедра, не собираясь двигаться дальше.

Вдоволь наигравшись с покорным телом молодой девушки, Е У Чэнь наконец решил отпустить Хуа Шуй Жоу, после чего положил ее обессиленное тело на кровать. Нежно поцеловав ее губы, Е У Чэнь ласково улыбнулся:

— Можешь отдохнуть, а я пойду и подожду возвращения твоего отца. Когда он вернется, я попрошу у него твоей руки.

Хуа Шуй Жоу слабо кивнула в ответ, не отводя взгляда от уходящего Е У Чэна.

В просторной комнате осталась лишь она одна. Проведя многие годы в одиночестве, сейчас же она чувствовала некое одиночество и грусть. Ведь она больше не одинока, сейчас в ее сердце появился тот, на кого можно опереться. В тот момент, когда Е У Чэнь покидал ее комнату, ей изо всех сил хотелось остановить его, чтобы он навсегда остался с ней…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s