Глава 89. Клан Хуа

Когда Е У Чэнь вернулся в клан Е, уже наступил полдень. Все это время он шел полностью погруженный в свои мысли, множество раз по неосторожности сталкиваясь с мимо проходившими людьми. Войдя в комнату Е Шуй Яо, он заметил сидящую и сосредоточенно рисующую зеленые лепестки лотоса девушку, которая с свою очередь никак не отреагировала на появление в своей комнате Е У Чэна. Нин Сюэ же, чтобы не мешать, тихонько сидела на мягком кресле и от безделья пинала воздух ногами. Увидев возвращение братика, она быстро соскочила с кресла и бросилась ему на шею, и больше никак не желая спускаться.

Е У Чэнь нежно похлопал младшую сестренку по попке, поднял ее в свои объятья, после чего обернувшись к Е Шуй Яо, и спросил:

— Сестренка, ты проголодалась?

— Нет.

— Тогда, может сестренка хочет чего-нибудь особенного?

— Неважно.

В то время, как Е Шуй Яо отвечала на вопросы, Е У Чэнь внимательно наблюдал за движениями ее рук. Он слегка нахмурился и, опустив Нин Сюэ на землю, подошел поближе к Е Шуй Яо, а потом протянул свою руку и схватил ей правую руку девушки.

Е Шуй Яо вздрогнула от такой неожиданности и совсем растерялась, отчего даже не смогла разозлиться на Е У Чэна.

— Сестренка, пусть твой способ рисования и тонкий, но излишняя тонкость приводит лишь к неестественным деталям. Тебе нужно попытаться изобразить самую естественную картину лотоса, необходимо представить его в своем сердце и на одном дыхании изобразить его на листе. В противном случае это уже будет не цветок, а простая картина…

Нежно придерживая Е Шуй Яо за руку, Е У Чэнь аккуратно помогал ей выводить черты на бумаге.

Запах и температура его тела приводили разум и сердце девушки в полное смятение, отчего она постепенно полностью утратила способность ясно мыслить. Она уже вовсе не была способна слышать его слов, ровно так же, как и обращать внимания на его действия. И лишь когда Е У Чэнь покинул помещение вместе с Нин Сюэ, Е Шуй Яо наконец смогла прийти в себя, а на листе бумаги, к ее удивлению, уже красовался полностью раскрывшийся прелестный цветок лотоса.

Она, не двигаясь, рассеянно сидела на стуле и еще долго не могла успокоить свое разволнованное сердце.

— Что же это происходит со мной? – сжимая грудь, спрашивала сама себя Е Шуй Яо.

Чуть позже, уже с самого утра по всему городу ходили слухи о скорой свадьбе Линь Сяо из клана Линь и единственной дочери клана Хуа – Хуа Шуй Жоу. Люди обсуждали это с таким интересом, будто бы произошло нечто государственного масштаба. Е У Чэнь, взяв с собой Лэн Я, проходил мимо толп людей и, казалось бы, с неподдельным интересом слушал все эти горячие разговоры. Такое поведение еще больше показывало насколько же на самом деле боялся клан Линь. Е У Чэнь же просто не мог не усмехнуться про себя:

«Похоже, что я все-таки сильно переоценил этого Линь Сяо.»

Лэн Я все так же продолжал следовать за Е У Чэном с холодным выражением на лице, будто бы нацепил на себя сделанную из кожи маску. Целью их похода был все тот же самый черный лес. И в этот раз, перед отправлением Е У Чэнь сказал Лэн Я только одну фразу: «пойдем, нужно выкопать яму и положить несколько мечей.»

В резиденцию клана Е они вернулись уже к сумеркам. Сейчас же Лэн Я смотрел на Е У Чэна действительно странным взглядом. Он никак не мог понять, чего же пытается добиться этот молодой господин клана Е. С самого утра он встает и бежит в тот забытый богом черный лес и под предлогом тренировки тела и духа, а также развития художественных вкусов роет там ямы.

На следующий день же Лэн Я и вовсе чуть было не рвало кровью.

— Отправляемся. И еще, не забудь захватить с собой навоза. Чем больше, тем лучше.

Если бы этот стоящий перед ним юноша не спас его от беды, а после чего еще и исцелил глаза его матери, то Лэн Я бы уже определенно взорвался и захотел придушить его собственными руками. Но в конце концов он сдался и, сжимая зубы, с почерневшим лицом и двумя ящиками навоза молча следовал позади. А проходившие мимо Лэн Я люди от такого благоухания затыкали носы и как можно скорее старались отбежать подальше. И даже с таким стальным и непробиваемым характером Лэн Я мог лишь отводить взгляд от людей и желал, как можно скорее сбежать отсюда, или же, в крайнем случае, скрыть лицо за какой-нибудь маской.

После обеда, Е У Чэнь все же решил больше не мучить Лэн Я и, переодевшись в скромную и неприметную одежду, скрытно отправился в клан Хуа.

Территория клана Хуа была заметно меньше клана Е, да и людей было значительно меньше. На данный момент единственным власть держащим в клане Хуа являлся их глава – Хуа Чжэнь Тянь. Если в клане Е было довольно много членов семьи, то в клане Хуа были лишь Хуа Чжэнь Тянь и его дочь. В своем поколении Хуа Чжэнь Тянь был единственным ребенком и только в тридцать с лишним лет у него наконец родилась дочь. А причиной, по которой клан Хуа был в таком упадке, являлось то, что родители Хуа Чжэнь Тяня довольно рано ушли из жизни, и даже его супруга из-за несчастного случая покинула этот мир.

Хуа Шуй Жоу была единственной дочерью Хуа Чжэнь Тяня, единственным родным человеком, а также единственной опорой, отчего он и дорожил своей дочерью больше всего на свете.

— Как же мне попасть внутрь? – незаметно для всех обойдя вокруг резиденцию клана Хуа, серьезно задумался Е У Чэнь.

Такие огромные кланы как клан Е или клан Хуа обладают просто поистине огромной силой и властью, а подконтрольная им армия в момент может сравнять один город с землей. Но все же у них есть один значительный недостаток. Пусть они и обладают значительной армией, но в ней все же нет никаких сильных мастеров. И даже в самом огромном и влиятельнейшем клане Е присутствует всего лишь один телохранитель духовного ранга. Все потому, что обычно эти так называемые мастера посвящают всю свою жизнь боевым искусствам и стремятся лишь к силе и вовсе не заинтересованы в политике или же служении кому-то.

И в противовес таким кланам существуют также и небольшие кланы, разбросанные по всей стране, которые поставили своей целью изучение магии или же боевых искусств. Пусть они и не обладают властью или же значительной армией, но каждый из них на войне стоит сотни. Эти боевые кланы стали источником благоговения и страха для обычных людей. И даже если эти кланы не могут похвастаться большим составом, но все же императорская семья не желает становиться их врагом, ровно так же, как боевые кланы не осмеливаются пойти против императорской семьи. С огромной боевой мощью, которой владеет клан Е, разрушить один два боевых клана не составит труда,

однако несомненно придется заплатить определенную цену за это. Армия, которую может мобилизовать клан Хуа, по численности не может даже сравниться с армией клана Е, однако в армии клана Хуа существует отряд под названием «Пламенная молния небес и земли», в котором не насчитывается и тысячи человек, но в то же время каждый из них вооружен до зубов огненными снарядами, сила которых просто поражает воображение.

Е У Чэнь способен незаметно для всех шастать по всему клану Е, поэтому проникнуть на территорию клана Хуа для него не составило особого труда, в противном случае он бы попросту не пришел сегодня сюда.

— … Нашей второй молодой госпоже очень сильно понравилась та картина. Прошу вас, не могли бы вы позволить мне встретиться с вашим хозяином?

У главных ворот клана Хуа мужчина, одетый как слуга, изо всех сил распинался перед охранниками. Похоже, что если сегодня он вернется ни с чем, то его ожидает суровое наказание.

— Нашего главы нет дома! Он велел передать, неважно кто пожалует, он ни за что не станет продавать картину, так что тебе лучше отправлять обратно, — один из стражников помахал ему рукой.

— Приятель, просто позволь мне увидеться с господином Хуа, я прошу тебя! – дружелюбно произнес слуга, одновременно с этим незаметно сунув стражнику немного серебра.

Не меняясь в лице, стражник принял серебро, на лице же слуги появилась радостная улыбка, и сам он был весь вы ожидании.

— Наш глава действительно отсутствует. Да даже если бы и присутствовал, он не стал бы встречаться с людьми, желающими приобрести картину.

Слуга то открывал, то закрывал рот, не зная, что ответить, после чего, чуть ли не плача, нечал умолять:

— Пожалуйста, друг, передай господину Хуа, что молодая госпожа согласна заплатить сто тысяч лянов серебра за эту картину!

«Сто тысяч!?»

От услышанного Е У Чэнь даже опешил на некоторое время.

«Да эти богатенькие детишки совсем не знают цену денег, что аж согласны купить картину за целых сто тысяч… Как же легко я могу заработать столько денег.»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s